География О компании Услуги Контакты Информация  
 
Информация
Стартовая страница  
   


АРХИВ НОВОСТЕЙ
 
   
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
 
 


РЕКЛАМА
 



Каждое пятое лекарство в российских аптеках является подделкой

Каждое пятое лекарство в российских аптеках является подделкой

Российский фармацевтический рынок сегодня буквально завален поддельными лекарствами. Их жертвой может стать каждый из нас, ведь распознать фальшивку очень сложно. Что самое страшное, с подпольной фарминдустрией практически никто не борется.
Доподлинно известно, с чего все началось: в 1997 году впервые в России факт подделки лекарства был зарегистрирован официально. Тогда жертвой "фальшивотаблетчиков" стал препарат риополиглюкин (заменитель крови). О том, сколько подделок на фармацевтическом рынке сегодня, можно судить только по экспертным оценкам. Оптимисты из МВД и Министерства здравоохранения и социального развития говорят о 10-12%, независимые эксперты называют совсем другие цифры: от 60 до 20%. Кстати, недавно Владимир Путин заявил о том, что оборот фальсифицированных лекарств в России можно сопоставить только с оборотом наркотиков.

А до смерти четыре шага

Специалисты считают фальсифицированной ту продукцию, которая снабжена ложной маркировкой ее подлинности и/или источника. При этом не важно, идет ли речь о фирменных или воспроизведенных препаратах, об изделиях с надлежащими ингредиентами и без них или о поддельной упаковке. Исходя из этого, выделяют четыре крупные группы лекарственного "фальшака".
К первой относятся медикаменты, вообще не содержащие действующего вещества. Медикам, впрочем, известен "эффект плацебо": больному обещают сильнодействующее, сверхэффективное средство, а дают пустышку. И ведь помогает! Так что подделки этой группы с точки зрения негативного воздействия на организм можно считать самыми безобидными. Разумеется, если, как говорил классик, тот заскорузлый хлопец, что их делал, руки помыл.
Во вторую группу входят "лекарства", в которых действующее вещество присутствует, но не то, которое нужно больному. Такие подделки уже не так безобидны. Скверно, конечно, если купленное лекарство от простуды ее не лечит, но помогает избавиться от лишнего веса. Но дело куда серьезнее, когда речь идет о больных диабетом, язвой, о тех, кто слег с инфарктом или инсультом.
В третьей группе подделок лекарственное вещество есть, но его не столько, сколько нужно. Хорошо, если вложили хотя бы половину, однако эксперты утверждают, что "производители" ограничиваются, как правило, 20-30%.
И, наконец, к четвертой группе фальшивок относятся те, в которых все, все вроде бы есть и даже в нужных пропорциях, но производитель выдает себя за другого. Маскируется он чаще всего потому, что не может обеспечить соблюдения технологий, а следовательно, необходимого качества препарата.

Технологии с Малой Арнаутской

Официально в России зафиксировано более ста случаев фальсификации лекарств почти двухсот серий. Примерно 67% лекарственного контрафакта произведено в России, 2% поступают из стран СНГ, а 31% — преимущественно из стран Юго-Восточной Азии.
В среде частых посетителей аптек принято считать, что подделывают только дорогие лекарства — с дешевкой, мол, возиться себе дороже. Миф. В конце мая этого года жители Кемеровской и Нижегородской областей были отравлены таблетками самой примитивной аскорбиновой кислоты с глюкозой. Причина — посторонние примеси в препарате. А до этого в руки московских правоохранительных органов попалось предприятие, изготовлявшее средства группы "секс-барьер" для животных. Поддельный товар упаковывался в поддельную же упаковку, на которой ставились реквизиты официального разработчика и изготовителя.
О технологии подделок "Новым Известиям" рассказали в пресс-службе МВД. Самый незатейливый способ — это переклейка этикеток. Жулики приобретают по демпинговым ценам препараты с истекшим сроком годности, переклеивают на них этикетки, после чего лекарство продается как новое. На такой операции можно заработать от 100% и больше прибыли, утверждают в МВД.
Другой способ вообще не требует изобретательности. Например, ООО "Сергиево-Посадский специализированный молочный завод" изготавливало воду для инъекций, которая использовалась в качестве инфузии (для внутривенного введения) в больницах. В водичке обнаружили бактериальные токсины, которые больных, понятное дело, не лечили, а наоборот, гробили. Отличить такую подделку, как утверждают медики, практически невозможно: распознать их можно, только проведя химико-фармацевтический анализ.
"Минздрав не приветствует проверки фармкомпаний"
Вообще в милиции не очень охотно говорят о подделке лекарств. Почему, нам объяснил один из высших офицеров МВД, попросивший не указывать его имени. "Борьба с рынком фальшивых лекарств осложнена по нескольким причинам, — заявил "НИ" милиционер. — Во-первых, у нас создается впечатление, что чиновники Минздрава не горят желанием сотрудничать в этом вопросе с МВД. Они создали собственную фармацевтическую инспекцию и не очень приветствуют наши инициативы по проверке аптек и фармкомпаний. С чем это связано, можно лишь догадываться. Хотя им наша помощь явно не помешает. Если я не ошибаюсь, то в штате этой комиссии не наберется и десяти человек вместе с руководителем. Для сравнения: в аналогичной американской комиссии работает 10 тысяч сотрудников. Во-вторых, существуют серьезные пробелы в нынешнем российском законодательстве. Несмотря на то что все, кто связан с оборотом фальшивых лекарств, попадают под прямое действие "тяжелой" статьи 159 ("мошенничество") УК РФ, дела по ней фактически не возбуждаются. Необходимо доказать наличие у продавца фальшивых лекарств умысла на совершение мошенничества, а сделать это практически невозможно. Так же затруднительно определить и качество лекарства или его компонентов. Для этого необходимо провести специальные лабораторные исследования. Кто этим будет заниматься?"
По словам нашего собеседника, если в аптеке и находят поддельные лекарства, то максимум, что грозит руководителям, — приостановка или лишение лицензии. Единственная статья УК РФ, которая сейчас работает против фальшивых лекарств, — "незаконное использование товарного знака". И только в случае, когда товарный знак на лекарство запатентован, и удается обнаружить подпольное производство. Но даже эти дела носят единичный характер.
"Мы давно уже предлагаем внести изменения в законодательство, ввести в него понятие "фальсифицированное лекарственное средство" и резко ужесточить ответственность за производство и распространение некачественных лекарственных средств, — говорит офицер милиции. — В США, например, закон позволяет накладывать штрафы за торговлю фальшивыми лекарствами в размере до 200 млн. долларов. Фармацевтический рынок в России необходимо упорядочить. В Европе тяжело получить фармацевтическую лицензию, поэтому там насчитывается всего несколько работающих в этом секторе фирм. У нас лицензию получают все кому не лень, и счет игроков на фармацевтическом рынке идет на десятки тысяч. О каком контроле над качеством лекарств можно в этом случае говорить? Многие торговцы работают вообще без лицензий. Одной из мер наведения порядка на фармацевтическом рынке стало бы значительное сокращение количества лицензий на торговлю фармпрепаратами и ужесточение порядка их выдачи".

Бойкая аптека

Слова милиционера о работе аптек без лицензий подтверждаются фактами. Как удалось выяснить "НИ", полтора месяца назад, 29 апреля, в столичном районе Чертаново открылась новая аптека под уже зарекомендовавшей себя маркой. Однако долгое время этой аптеки де-юре не существовало — у нее просто не было лицензии на фармацевтическую деятельность.
Чтобы открыть новый аптечный пункт, необходимо собрать массу документов от пожарных, СЭС, УВД, префектуры и Госнаркоконтроля. После этого весь этот пакет отдается в Комитет по здравоохранению Москвы. Затем лицензионная комиссия принимает решение о выдаче сначала уведомления о получении лицензии, а потом уже выдает и саму лицензию.
Корреспондент "Новых известий" позвонил в чертановскую аптеку и поинтересовался, есть ли у нее лицензия.
— А зачем вам? Вы кто такой? — злобно стала спрашивать администраторша.
Я представился.
— А зачем вам знать, есть у нас лицензия или нет?
— Интересно.
— Нет, я все-таки не понимаю, почему я должна вам говорить о наших делах?
— Почему такой простой вопрос вызывает так много трудностей? Это что, военная тайна?
В трубке что-то зашуршало, через несколько минут тот же женский голос выпалил:
— Вот есть у нас уведомление N 4483. С ним уже можно работать.
— А от какого числа?
— А это еще вам зачем?
— Надо.
— От 26 мая.
— А почему вы месяц без лицензии работали?
На этом вопросе разговор оборвался, в трубке потянулись гудки. Попытки дозвониться оборачивались неудачей — было постоянно занято.
Не исключено, что эта аптека воспользовалась неразберихой, которая царит в бывшем Минздраве. "Сейчас мы временно не работаем. Все старые сотрудники ушли, а новые не пришли. Все это из-за начавшейся реорганизации. Я сама из архива. А сюда на телефон посадили, чтобы на звонки и письма отвечать, объяснять, почему никого нет", — сказали "НИ" в Управлении организации фармацевтической деятельности, обеспечения лекарствами и медицинскими изделиями, которое занимается лицензированием аптек и аптечных пунктов.
По российскому законодательству, осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), карается штрафом. Для юридических лиц он определен в размере от трехсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда.
У семи нянек
Фальшивые лекарства — не только российская болезнь. Уже много лет западные компании с помощью своих правительств пытаются бороться с имитациями, но прибыль лекарственных дельцов так велика, что ни суровые законы, ни технические решения масштаб беды существенно не уменьшают. Причем, как и мы, страдают "развитые и цивилизованные" и от своих фальшивотаблетчиков, и от чужих.
В Индии дошли до того, что собираются ввести смертную казнь за изготовление и сбыт контрафактных лекарственных препаратов. С таким предложением недавно обратился к министру здравоохранения страны Сушма Швараи специальный комитет при индийском правительстве, включающий в себя представителей здравоохранения и фармацевтической промышленности. Любопытно, что сегодня за производство и распространение контрафактных лекарств по законам Индии уже полагается пожизненное тюремное заключение. Не помогает!
В России нет пока законодательной базы, позволяющей вести борьбу с такого рода преступлениями на правовом уровне. Хотя все формы госконтроля, как это полагается, вроде бы, присутствуют. Это и сертификация продукции, и лицензирование на этапе производства и реализации препаратов. Наконец, фармакологическая инспекция при бывшем Минздраве. Одним словом, семь нянек со всеми вытекающими из этого числа последствиями...
На вопрос "НИ", кто и как собирается "разруливать" становящуюся критической ситуацию с поддельными лекарствами, в приемной руководителя департамента госконтроля качества лекарственных средств, изделий медицинского назначения и медицинской техники Минздрава (министерство находится в стадии упразднения) ответили, что им "сейчас не до этого". "Люди заняты своим трудоустройством", — честно ответил секретарь.
Обращение же в фармакологическую инспекцию не дало даже такого результата — там просто никто не поднял трубку. Как нам объяснили в Минздраве, вместо фарминспекции скоро должна быть создана Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, которую возглавит Рамиль Хабриев. А пока контроль на лекарственном рынке осуществлять просто некому — инспекторы тоже заняты своим трудоустройством.
В регионах дело не лучше. Как показывает практика, каждый пытается решить проблему самостоятельно. Например, в Саратовской области по инициативе областного Минздрава фармацевтические компании подписали Декларацию качества лекарственных средств. Теперь на каждой аптеке крупнейших аптечных сетей появится специальный знак, подтверждающий качество и безопасность реализуемой продукции.
Может быть, если низы не могут, верхи помогут? Пробуют, но весьма своеобразно. Заместитель министра экономического развития и торговли Андрей Шаронов недавно на заседании кабинета министров предложил упразднить лицензию на распространение лекарственных препаратов. Логика такая: в России лицензирование и сертификация давно превратились в кормушку для чиновников, которые ни за что не отвечают, на Западе лицензирование — это страхование ответственности. Следовательно:
Следствие-то как раз и обескураживает. Замглавы Минэкономразвития, в частности, предложил контролировать качество препаратов с помощью регистрации лекарств, контроля СЭС, госаттестации специалистов и сертификации товаров. Что нового в этом старом наборе мер, не ясно. Ну, увеличатся контрольные функции инспекторов из разных ведомств и на разных уровнях. Но ведь это никогда не повышало их ответственность и не понижало коррупцию. Словом, фальшивотаблетчики и дальше могут спать спокойно.

ПОДДЕЛКА ЛЕКАРСТВ ЗА ГРАНИЦЕЙ

Фальшивые лекарства не только подрывают рыночные позиции фирм-производителей, но приносят огромный вред здоровью их потребителей. В конце сентября 2000 года одна из китайских газет сообщила, что в Китае ежегодно умирает не менее 200 тыс. человек от употребления просроченных или поддельных лекарств. В 1995 году в Нигере погибли 2500 человек после инъекции им фальшивой вакцины против менингита. По данным Всемирной организации здравоохранения, до 80% лекарств, продаваемых в Африке, являются подделками. В 1982-1997 гг. в 28 странах были обнаружены фальшивые медикаменты: поддельные, незаконные копии известных торговых марок, лекарства с неверными этикетками и низкого качества. Среди этих стран 7 (25%) являются промышленно развитыми странами. Больше всего фальшивых лекарств производится во Вьетнаме, Таиланде и Мьянме (бывшая Бирма).

КАК РАСПОЗНАТЬ ФАЛЬШИВКУ

Эксперты советуют никогда не приобретать лекарства с рук, на рынках, в сомнительных аптечных киосках, через газеты. Обязательно стоит обратить внимание на цену. Слишком дешевое лекарство — свидетельство возможной подделки. При покупке нужно обратить особое внимание на упаковку. Обычно вкладыш-аннотация вложен в коробку так, что делится пластиной с лекарством пополам. В фальшивке же инструкция чаще сложена в одну половину коробки. Все данные, срок годности, номера серии, страна — изготовитель лекарства должны быть четко указаны на коробке. Неряшливо склеенная упаковка должна вызвать "сигнал тревоги".

КАКИЕ ЛЕКАРСТВА ПОДДЕЛЫВАЮТ ЧАЩЕ ВСЕГО

Фальсификаторы предпочитают подделывать хорошо известные, часто используемые и не слишком дорогие препараты: антибиотики (42%), обезболивающие средства (18%), пищевые добавки, инсулин, противогрибковые средства. Много контрафактной фармацевтической продукции, несмотря на ужесточение проверки ввозимых из-за рубежа лекарств, поступает в Россию из Китая, Индии, Болгарии, Югославии, Польши, Венгрии и стран СНГ. Однако две трети подделок изготавливаются в самой России. Отечественные препараты фальсифицируют примерно в два раза чаще, чем импортные. Среди ходовых — нистатин, преднизолон в таблетках, пенталгин. Из импортных в последнее время "лидируют" сумамед, церебрализин, супрастин.

Источник: TorgRus.com







BTL Studio

« предыдущая новость  |  следующая новость »

 
Copyright © 2002-2015,
Агентство стимулирования
продаж «BTL Studio»

Тел: +7 968 439 15 86
e-mail: studio@btl.su
Разработка сайта — ИнтекМедиа  Создание сайта:
«ИнтекМедиа»
CMS Aquilon. Система управления контентом. Content management system.  Технология:
 CMS «Aquilon»
 

При перепечатке материалов или использовании фотоматериалов ссылка на www.btl.su обязательна.