География О компании Услуги Контакты Информация  
 
Информация
Стартовая страница  
   


АРХИВ НОВОСТЕЙ
 
   
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
 
 


РЕКЛАМА
 



Платья за 70 тыс. долл. никому не нужны

Платья за 70 тыс. долл. никому не нужны

Ведущие модные марки продолжают погоню за коммерческим успехом, однако практика показывает, что выживают только те, чья стратегия наиболее продуманна

На прошлой неделе группа компаний Christian Dior и LVMH (Louis Vuitton Moet Hennessy) опубликовала финансовый отчет за первое полугодие 2004 года. Согласно данным отчета, несмотря на нестабильность на валютных рынках и общий спад в индустрии, Dior и LVMH удалось продемонстрировать неплохие результаты и добиться «беспрецедентного роста операционной прибыли», который составил 9%, достигнув «рекордной отметки» в 2,213 млрд евро. «Наша компания сумела выстоять на фоне общей рецессии и даже добиться существенного роста, – сказал в официальном заявлении председатель правления группы компаний Бернар Арно. – Во многом это произошло благодаря нашей детально разработанной бизнес-стратегии. Помимо этого, своим успехом мы во многом обязаны и таланту Джона Гальяно (ведущего дизайнера марки – прим. RBC daily)». Под руководством Гальяно Christian Dior Couture показал наиболее впечатляющие в отрасли результаты: рост продаж составил 6%, а без учета колебаний доллара и иены он бы достиг величины в 15%. Все это великолепие, тем не менее, омрачено общим упадком в индустрии – многие модные дома, несмотря на заверения в обратном, переживают сегодня не лучшие времена, а ряд экспертов предрекают неминуемый конец эпохи haute couture. «Для выживания компании будут вынуждены сосредоточить свое внимание на производстве готовой одежды и аксессуаров. Одежда haute couture обходится сегодня слишком дорого», – полагают аналитики рынка.

Группа компаний Christian Dior и Louis Vuitton Moet Hennessy – бизнес, владельцами которого уже на протяжении многих лет являются Бернар Арно и его семья. Группе принадлежат такие всемирно известные модные марки, как Louis Vuitton, Marc Jacobs, относительно новые Pucci и BeneFit и непосредственно сам Christian Dior Couture. Помимо этого семья занимается парфюмерным бизнесом (кроме именных духов во всем мире известна их торговая марка Sephora), а также дорогими аксессуарами и алкогольными напитками (вино и коньяк). Сегодня группа компаний владеет 159 магазинами по всему миру (что вдвое больше, чем 4 года назад), и к 2006 году, по словам самих представителей компании, планирует расширить сеть до 200. Из приоритетных задач Бернар Арно выделяет дальнейшее укрепление позиций группы на японском рынке (наиболее стратегически важном и уже на протяжении многих лет обеспечивающем компании наибольший рост прибыли), а также дальнейшее развитие международной сети. «Louis Vuitton, отпраздновавший в этом году свое 150-летие, совсем недавно открыл в Нью-Йорке один из своих самых больших магазинов в мире, – говорит Бернар Арно. – Но это не означает, что ставку мы станем делать только на традиционно успешные для нас рынки. Мы будем активно работать и с развивающимися экономиками. В первую очередь это Китай, бурный экономический рост которого дает нам повод надеяться на успех нашей продукции. Хорошие надежды подает и Россия. Особенно это касается открытия магазинов Sephora, которые уже давно завоевали отличные позиции на рынках Восточной и Центральной Европы».

Если говорить о России, то помимо Sephora, об окупаемости которой говорить еще очень рано, неплохие прибыли компании приносят прежде всего два магазина марки Louis Vuitton в Москве. «Продажи готовой одежду (ready to wear) и аксессуаров LV в России – одни из лучших в мире. Причем речь идет как о женских, так и о мужских коллекциях, – сказал RBC daily партнер маркетингового агентства, работающего в сфере моды, Ralph Inc. Дмитрий Федосов. – Можно смело сказать, что русские сегодня не просто в моде, а в невероятной моде». По словам г-на Федосова, марка Louis Vuitton знакома русским давно – более 15 лет (то есть гораздо раньше, чем она официально появилась в стране), причем на сегодняшний день первый московский магазин в Столешниковом переулке входит в семерку наиболее популярных в мире. «Louis Vuitton не собирается останавливаться на достигнутом, и новые магазины будут также открыты в Петербурге и ряде других городов России и СНГ, – говорит Дмитрий Федосов. – Что же касается самой коллекции, то «локомотивом» будет линия ready to wear. Она даст возможность обратить внимание на классические вещи, представленные маркой».

Ряд экспертов, однако, к столь оптимистичным заявлениям относятся скорее скептически. «Я не думаю, что именно для Москвы делается какой-то эксклюзив. Все-таки мы еще рынок не того масштаба, – сказал RBC daily Роман Филимонов, вице-президент компании «Калигула», занимающейся классической мужской одеждой класса люкс. – В Париже в LV стоят очереди из японских туристов. Видели ли вы подобное в Москве? У нас и туристов-то толком нет. Однако по части интереса к товарам класса люкс, мы, безусловно, лидируем – если во всем мире этот интерес падает, то в России он, напротив, растет». Если же говорить об успехе марки Christian Dior Couture и Christian Dior prêt-a-porter, то это целиком и полностью заслуга Джона Гальяно, полагают эксперты. Именно благодаря ему Dior стал одним из наиболее интересных и продвинутых с дизайнерской точки зрения брендов. Вкупе с детально продуманной маркетинговой и рекламной стратегией, это принесло компании те самые впечатляющие финансовые результаты. «Я могу уверенно констатировать, исходя из моего личного опыта работы с тремя ведущими компаниями в индустрии моды – Hugo Boss, LVMH и Comme des Garcons, что все, что делает LV, намного опережает стратегию почти всех других компаний, – говорит Дмитрий Федосов. – Это и множество инноваций, и абсолютно иной подход к PR и рекламе. По сравнению с LVMH, многие конкуренты зачастую выглядят просто школьниками. И последние провалы таких компаний, как Gucci Group (особенно после ухода Тома Форда и Доменико де Соле) и Prada Group, обусловлены именно этим».

Тем не менее ни PR, ни грамотная реклама, ни отлично подобранная и талантливая команда не спасут haute couture от «вымирания». Даже столь впечатляющий финансовый успех линий prêt-a-porter и аксессуаров не позволит большим модным домам компенсировать затраты на невероятно красивые и дорогостоящие коллекции ручной работы. «Откровенно говоря, высокая мода уже давно умерла. Если еще лет 20 назад haute couture занимались 50 домов моды, то теперь такие коллекции выпускают лишь 7 марок, – говорит Роман Филимонов. – Покупателей на платья за 35–50 тыс. долл. практически не осталось (во всем мире таких женщин около 1000, причем 50% из них американки, а 50% – представительницы Ближнего Востока), а сама мода люкс стала значительно доступнее, а значит, пропал смысл платить огромные деньги за то, что можно каждый сезон покупать в обычных коллекциях (хотя и за тоже немалые деньги – платья prêt-a-porter от Cavalli или Dior могут стоить до 20 тыс. долл.). Это убыточный и очень дорогой эксклюзив, от которого, как это ни прискорбно, постепенно откажутся все дома моды».

Елизавета Романова

Источник: RBCDAILY.RU






BTL Studio

« предыдущая новость  |  следующая новость »

 
Copyright © 2002-2015,
Агентство стимулирования
продаж «BTL Studio»

Тел: +7 968 439 15 86
e-mail: studio@btl.su
Разработка сайта — ИнтекМедиа  Создание сайта:
«ИнтекМедиа»
CMS Aquilon. Система управления контентом. Content management system.  Технология:
 CMS «Aquilon»
 

При перепечатке материалов или использовании фотоматериалов ссылка на www.btl.su обязательна.