География О компании Услуги Контакты Информация  
 
Информация
Стартовая страница  
   


АРХИВ НОВОСТЕЙ
 
   
ПнВтСрЧтПтСбВс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
 
 


РЕКЛАМА
 



Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 16 марта 2005 (часть 1)

Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 16 марта 2005 (часть 1)

"Это вторая индустриализация Сибири".

(Ведомости. 16.03.05 О.Проскурнина)

В этом году губернатор Красноярского края Александр Хлопонин может войти в историю как собиратель сибирских земель. Через месяц жители края и входящих в него Таймыра и Эвенкии проголосуют за проект объединения трех регионов, инициированный его командой. Хлопонин уже несколько месяцев убеждает граждан, что объединение позволит провести "вторую индустриализацию Сибири". Иначе, дескать, регион превратится в сырьевой придаток к Китаю. По-другому, похоже, инертных красноярцев на референдум не выманить: явка на выборы в крае редко превышает 40%, а для легитимности на референдум должно прийти не меньше 51% избирателей.

Бывший гендиректор "Норильского никеля" признает: объединение регионов — не самая актуальная приманка для инвесторов, пока в России существует угроза передела собственности под видом пересмотра итогов приватизации. Хлопонин надеется, что федеральные власти все же решатся поставить точку в этом вопросе, а также вернут губернаторам часть отобранных у них полномочий.

— Через месяц в Красноярском крае пройдет референдум по вопросу объединения с Эвенкийским и Таймырским автономными округами. Почему возникла необходимость в этом проекте?

— Это стратегический вопрос и для России, и для края. Наше государство сегодня развивается по принципу выравнивания бюджетной обеспеченности. Мы пытаемся из богатых регионов в виде нормативов налоги забрать в Минфин и за счет этого содержать дотационные территории. Стремление центра перераспределять максимум ресурсов через федеральный бюджет объяснимо. Но в этой модели абсолютно нет стимулов для экономического развития регионов.

Что такое Эвенкийский и Таймырский автономные округа для Российской Федерации? В одном проживают 18 000 человек, в другом — 36 000. Никакого влияния на политику в государстве они не оказывают. Государство выделяет средства из бюджета исключительно на поддержание их текущей жизнедеятельности, при этом постоянно идут споры, не много ли денег туда уходит. Между тем Таймыр и Эвенкия — богатейшие территории с точки зрения своих природных ресурсов, запасов нефти, газа, цветных металлов, леса. А Красноярский край — крупный промышленный центр с мощной энергетической базой, инфраструктурой, индустрией, регион-донор с хорошим кредитным рейтингом и инвестиционной программой. Но для продолжения индустриального развития ему недостает сырьевой базы, которая как раз расположена в этих двух субъектах. Модель объединения трех регионов напрашивается сама собой: мы присоединяем и развиваем округа, делаем их точками роста.

С экономической точки зрения само по себе объединение мало что даст: регион станет более управляемым — и только. Поэтому одновременно с объединением нужно запускать на территории единого края крупные инвестиционные проекты федерального уровня. Объединение должно стать образцовым частно-государственным партнерством, где сойдутся интересы федеральной власти, региональной власти и бизнеса. И где у всех участников будут свои обязательства.

— Что это за инвестиционные проекты?

— Прежде всего освоение Ванкорского нефтяного месторождения вместе с прокладкой трубопровода до порта Диксон и достройка Богучанской ГЭС. Через эти два крупных инвестиционных проекта развиваются и Эвенкия, и Таймыр. Начинают работать природные ресурсы, которые до этого момента не работали. Например, вокруг Ванкора огромное количество мелких нефтяных месторождений с запасами по 20-30 млн т, которые никто не хочет разрабатывать (разведанные запасы Ванкорского месторождения — 150 млн т. — "Ведомости"), потому что нет возможностей для транспортировки нефти. С открытием трубопровода до Диксона такие возможности возникают, и эти мелкие месторождения становятся рентабельными. Один Ванкорский инвестиционный проект дает миллиардные налоги для федеральной и краевой казны, рабочие места и все, что с этим связано. Как только заработает Богучанская ГЭС, в Нижнее Приангарье приходит железная дорога, о чем мы договорились с РЖД, и появляются возможности для промышленного освоения богатейших запасов леса, строительства нового алюминиевого завода. По сути, это вторая индустриализация Сибири. Так уже было в 1970-е, когда промышленное развитие Красноярского края базировалось на двух проектах — строительстве Красноярской ГЭС и разработке Талнахского месторождения цветных металлов.

В итоге Красноярский край выступает в роли региона-локомотива и для других территорий, которые до этого дотировала Федерация. Чтобы осваивать новые проекты, нужны кадры — соответственно, будут задействованы вузы. Будем привлекать сюда русскоязычных специалистов из бывших советских республик.

Есть у нас сегодня сторонники теории о том, что Сибирь — перенаселенная территория, из которой надо вывозить людей, а территорию осваивать вахтовыми методами. Так вот, если мы отсюда будем вывозить людей, Сибирь торжественно и окончательно превращается в сырьевой придаток. Из Сибири в Китай пойдут лес, нефтепродукты, линии электропередачи. В Китае будут строиться целлюлозно-бумажные комбинаты, будут развиваться химическая промышленность, расти занятость и добавленная стоимость. В Китае будет работать все, что угодно, — но не в России. Мы же предлагаем, наоборот, разместить производительные силы и производственные мощности на территории Красноярского края, а продукты этой переработки уже пусть экспортируются в Китай и куда угодно. Это создание заметного в глобальном масштабе промышленного региона, укрепляющего геополитические позиции России в Азии. А пока у нас только красиво говорят, что богатство России будет прирастать Сибирью, но мало что для этого делают. Разве что тащат на экспорт тюменские нефть и газ.

— Вы собираетесь стимулировать приток мигрантов из СНГ в Красноярский край. В масштабе всего государства репатриация как-то не поощряется...

— Конечно, я сам вряд ли решу проблему привлечения в страну трудовых ресурсов, здесь нужно договариваться с правительством. Но я уверен, что стимулировать приток бывших граждан СССР из СНГ в Россию необходимо. Они быстрее адаптируются на территории, чем любая другая иностранная рабочая сила. Они знают русский язык, культуру, нашу историю. Вопрос в том, чтобы оформление документов для них проходило в ускоренном темпе, а миграционные службы [в составе МВД] были укомплектованы штатом, техникой и соответствующими документами. И чтобы интерес экономического развития был приоритетом миграционной политики. Сейчас миграционная служба не работает качественно, у нас не хватает пунктов, у нас огромное количество документов, очереди. А нужно создавать модель "одного окна". В Красноярске уже решено выделить миграционной службе дополнительную технику и привлекать специалистов, которые могли бы заниматься разъяснительной работой.

— Есть оценки, сколько вам для промышленной модернизации понадобится людей и в какой срок?

— Очевидно, что нужны значительные людские ресурсы. По предварительным оценкам, свыше 100 000 человек. Но важно не столько количество, сколько качество специалистов. Где мы возьмем специалистов, которые будут работать на Ванкорском месторождении, строительстве нефтепровода? Месторождение будет развиваться десятилетия. Можно частично готовить своих специалистов, надо открывать факультеты повышения квалификации в наших вузах. Возможно, надо брать специалистов из Тюмени, где нефтегазовые проекты активно развиваются, так что миграция пойдет и из соседних регионов.

— Лицензией на Ванкорское месторождение владеет "Роснефть". Что вы думаете о возможности участия в проекте французской Total, которая давно проявляет к нему интерес?

— Соглашение "Роснефти" с Красноярским краем и сам проект освоения Ванкора предусматривают, что до 2010 г. в разработку месторождения надо вложить 86 млрд руб. И по документам "Роснефть" вправе приглашать в качестве соинвестора любых партнеров, которые захотят в этом поучаствовать.

— Проект по достройке Богучанской ГЭС поссорил "Базовый элемент" и РАО ЕЭС. Вы в прошлом году даже обращались с письмом к президенту по этому вопросу. Чем закончилась ваша переписка?

— На уровне президента мы обсуждали только одну тему: есть ли в Красноярском крае производственные мощности, которые будут потреблять электроэнергию Богучанской ГЭС, либо придется тянуть наши сети в Китай, чтобы загрузить их мощности. Для президента очень важно, чтобы Богучанская ГЭС работала в интересах нашей экономики и тех проектов и объектов, которые будут строиться или уже существуют на территории Красноярского края и в целом Сибирского региона. В ходе обсуждения с президентом и правительством выяснилось, что в крае реальных и потенциальных потребителей для новой ГЭС предостаточно. А конфликт между РАО ЕЭС и "Базовым элементом" — это уже не моя головная боль. Насколько я знаю, у "Базэла" была идея обменять акции Красноярской ГЭС на акции Богучанской ГЭС. А РАО ЕЭС настаивало на том, что созданная "Гидро-ОГК" будет являться главным инвестором в достройку, а "Базовый элемент" на правах соинвестора может так же в строительстве участвовать. Я считаю вариант энергетиков наиболее правильной и работоспособной моделью. Интерес "Базэла" как владельца блокирующего пакета станции и потенциального потребителя мы тоже учтем.

— "Гидро-ОГК" — компания, объединяющая гидроэлектростанции по всей России, — недавно зарегистрирована в Красноярске. Как вам удалось заполучить такого выгодного налогоплательщика?

— Решение зарегистрировать здесь объединенную компанию было оптимальным. Именно здесь концентрация самых мощных ГЭС — возьмите Красноярскую, Саяно-Шушенскую ГЭС, Богучанскую, которая будет достраиваться, плюс сеть небольших гидроэлектростанций. И потом, у нас большие совместные [с РАО ЕЭС] планы развития энергетики.

— У вас были конкуренты из других регионов?

— Наверное, были. Но была бы логика в том, чтобы зарегистрировать "Гидро-ОГК" в Новосибирске, например, или в Санкт-Петербурге?

— Правда ли, что РАО ЕЭС договорилось с вами о неких налоговых льготах в обмен на "прописку" "Гидро-ОГК"?

— Нет, налоговые льготы — ни в коем случае! Речь шла о том, что часть дополнительных налоговых поступлений от "Гидро-ОГК" мы будем направлять на реализацию тех проектов на территории Красноярского края, которые выгодны и администрации края, и самой генерирующей компании. На каждый проект будет заключаться отдельное инвестиционное соглашение. Примером такого партнерства может быть достройка дамбы Саяно-Шушенской ГЭС. Я заинтересован в этом, потому что ГЭС реально влияет на жизнь юга Красноярского края, а для энергетиков это производственная необходимость.

— То есть край будет как инвестор вкладывать деньги, которые получит в виде налогов?

— Да. Я считаю, что стратегической задачей власти, будь то Российская Федерация или Красноярский край, является инвестирование в инфраструктуру. Потому что через развитую инфраструктуру развивается частная экономика. Чтобы достроить Богучанскую ГЭС, элементарно надо дорогу довести, в том числе и железную дорогу. Для меня железная дорога — это возможность миграции и передвижения людей на территории. Я, как государство, готов в инфраструктурные проекты вкладывать деньги из бюджета. Через это у меня будет, с одной стороны, развиваться гидрогенерация, а с другой — осуществляться миграционные процессы на территории Красноярского края. На 1 руб., вложенный государством, частные инвестиции должны составлять 5-6 руб.

— А есть договоренность с федеральными ведомствами о каких-то проектах, которые будут финансироваться из федерального бюджета у вас?

— Это немного, около 6 млрд руб. в течение трех лет. Из федерального бюджета в рамках процесса объединения будут финансироваться такие проекты, как программа переселения населения из ветхого аварийного жилья "Север — Юг". Государство тратит безумное количество денег на содержание пенсионеров на Севере, люди хотят выехать на материк, устроить себе жилье, но не имеют на то финансовых возможностей. Федеральный бюджет выделит на это около 2 млрд руб.

Кроме того, есть проект реконструкции взлетно-посадочной полосы аэропорта Емельяново, на базе которого мы делаем международный транзитный хаб. Есть соглашение с компанией "Волга-Днепр" и зарубежными компаниями о том, что их самолеты будут садиться, дозагружаться, перегружать грузы и лететь напрямую в США, Азию, Европу. Для государства это стратегически важно, поэтому оно готово выделять деньги. Есть проект по строительству объездной автодороги вокруг Красноярска. Но основные инвестиции в рамках развития экономики единого региона — это, конечно, бизнес, РАО ЕЭС, "Базэл", "Роснефть", "Евразхолдинг" и др.

— Как вы оцениваете риск срыва референдума по объединению?

— Я оптимист и верю в здравый смысл людей, которые проживают в Красноярском крае. Думаю, у людей работает чувство самосохранения и никто не мечтает о том, чтобы Сибирь стала чьим-то сырьевым придатком.

Но исторически явка на выборы в Красноярском крае не превышала 40%, а, чтобы референдум состоялся, надо добиться явки в 51%. Это требует очень серьезной разъяснительной работы, и мы этим занимаемся с утра до вечера, встречаемся, общаемся с людьми. Но, тем не менее, я спокоен, мне кажется, мы реализуем эти задачи, люди выйдут и проголосуют.

— Вы регулярно встречаетесь с крупными финансово-промышленными группами. Для них проект объединения представляет какой-то прагматический интерес?

— Как отдельный элемент по созданию условий для инвесторов объединение, конечно, на 100% плюс. Не надо бегать к трем губернаторам и договариваться, если можно решать вопросы с одним. Но нельзя сделать Красноярский край уникальным исключением из Российской Федерации.

Если есть политические риски на Россию, то инвесторы десять раз задумаются, инвестировать в российскую экономику или нет. Пока не будет окончательно закрыта дискуссия о легитимности приватизации и существует угроза "украинского варианта", любой инвестор очень серьезно задумается. Эти риски объединение не снимает.

— А как вам видятся российские политические риски на фоне дела "ЮКОСа" и протестов против монетизации льгот?

— Пока не закрыта тема с приватизацией, стабильности не может быть. Здесь государству придется ставить точку. Думаю, что все это прекрасно понимают, просто ищут оптимальную модель, чтобы решить эту задачу.

Вторая тема, которая провоцирует нервозную обстановку, связана с тем, что одновременно в государстве проходит огромное количество социальных реформ. Политическая реформа, административная, реформа местного самоуправления, монетизация льгот, реформы образования, здравоохранения. Вдумайтесь, какой должен быть уровень профессионализма правительства, которое должно одновременно держать под контролем такое количество реформ. И какой уровень информационной обеспеченности эти реформы должны иметь, чтобы процессы проходили гладко и спокойно. Но информированность населения неадекватна, никакого подготовительного этапа не было, людям не разъясняли, что происходит.

— Вы, как губернатор, управляющий большим регионом, можете что-то противопоставить этой нервозности?

— Дело не в размере. Красноярский край — регион донорский, и я имею возможность сглаживать на территории эти риски реформ. Мне немного в этом плане легче, как и Москве, Петербургу, Тюмени. Но большинству регионов приходится сталкиваться с огромным количеством проблем в рамках этих реформ.

— Что вы думаете о предложениях полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака вернуть губернаторам дополнительные полномочия?

— Абсолютно правильно. Если мы пришли к модели, при которой губернаторы, по сути, включены в исполнительную вертикаль, то губернаторов надо наделять полномочиями на территориях. Это позволяет упростить систему разделения полномочий. Сейчас огромное количество федеральных министерств и ведомств работает на территории, это все дублируется региональными учреждениями и т. д. Я готовлю сейчас предложения, в ближайшее время в администрации президента состоится такое совещание по вопросу разграничения полномочий. Особенно остро этот вопрос стоит в сфере недропользования.

— Вы собираетесь ставить перед президентом вопрос о доверии?

— Нет.

— А второй срок вас интересует? Хотелось бы стать назначенным губернатором?

— У меня такая задача: в рамках процесса укрупнения трех субъектов к 2007г. представить президенту очень качественный с точки зрения организации управления, стратегии экономического развития регион. А после этого уже пусть президент предлагает кандидатуры. Конечно, мне бы хотелось самому вывести регион на новый качественный уровень, завершить реализацию проектов, которые намечены в рамках развития объединенного края.

— Насколько верна информация о создании в "Единой России" правого крыла, которое создаете вы, [губернатор Тверской области Дмитрий] Зеленин, [депутаты Госдумы] Владимир Рыжков и Михаил Задорнов?

— Я с ухмылкой прочитал это сообщение. Похоже, разговоры пошли после того, как Задорнов вместе с Рыжковым приехали в Красноярский край. Странно, что в эту "партию" не записали [эксчемпиона мира по шахматам Гарри] Каспарова, а также [бывшего владельца "ЮКОСа" Михаила] Ходорковского. Вот, например, [лидер ЛДПР Владимир] Жириновский периодически, будучи проездом в Красноярске, показывает мне свои конструкции новой России, разделенной на 13 губерний. Но это же не значит, что я в ЛДПР планирую вступить или создать там какое-то крыло. С Володей Рыжковым мы давно знакомы и общаемся, но у них свои идеи, они хотят создать правую партию. Я в этом не участвую. Хотя мне в "Единой России" многие вещи не нравятся.

— Какие?

— Много формализма, слабая кадровая политика. Идеологических промахов много. Но это партия, в которой я работаю губернатором, я там отвечаю за Красноярский край. Конечно, "Единая Россия" объединяет представителей разных взглядов, в том числе либеральных экономических взглядов, которых я придерживаюсь. Но говорить о том, что я готов возглавить правое крыло в "Единой России", нет никаких оснований.

— Правительство недавно одобрило закон об особых экономических зонах. Вы планируете у себя устроить какую-нибудь ОЭЗ?

— Да, мы планируем предложить государству рассмотреть определенную территорию Красноярска как свободную экономическую зону для реализации инновационных проектов. Необходимость диктует сама специфика местности. Когда нас отделяет 4000 км от рынков Юго-Восточной Азии и столько же — от европейских рынков, мы должны либо производить сырье, как сейчас, либо такую продукцию, в себестоимости которой доля транспорта является минимальной. А это как раз инновационные технологии. У нас есть качественная научно-исследовательская база и филиал Академии наук. Один из вариантов размещения ОЭЗ — красноярский Академгородок. Но мы рассматриваем несколько моделей, и решение еще не принято.

* * *

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ

Красноярский край занимает 2,4 млн кв. км преимущественно в Восточной Сибири. Население — 3 млн человек Валовой региональный продукт в 2004 г. — около 300 млрд руб. В крае сосредоточено более 95% российских запасов никеля и платиноидов, более 20% золота и 10% леса. Доходы краевого бюджета на 2005 г. утверждены в размере 37,3 млрд руб., расходы — 40,8 млрд руб. (с учетом бюджетов Таймырского и Эвенкийского автономных округов — 43,32 млрд руб. и 46,9 млрд руб.). Из финансово-промышленных групп в крае работают "Базовый элемент" (КраАЗ, Ачинский глиноземный комбинат), "Интеррос" ("Норильский никель"), РАО ЕЭС, РЖД и "Евразхолдинг".

* * *

БИОГРАФИЯ

Александр Хлопонин родился 6 марта 1965 г. в столице Шри-Ланки Коломбо в семье переводчика МИДа. Окончил Московский финансовый институт. В 1989-1992 гг. работал во Внешторгбанке СССР. С 1992 г. — зампред правления ЗАО "АКБ "Международная финансовая корпорация". С 1994 г. — председатель правления, а с 1996 г. — президент банка МФК В июне 1996 г. назначен гендиректором и председателем правления "Норникеля". 28 января 2001 г. избран губернатором Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа. В сентябре 2002 г. победил на выборах губернатора Красноярского края.

"Зачем Красноярский край объединяется с Таймыром и Эвенкией?".

(Известия. 16.03.05. Александр Хлопонин, губернатор Красноярского края)

Мы смоделировали экономику объединения Красноярского края, Таймыра и Эвенкии как современный проект частно-государственного партнерства (ЧГП), в котором сходятся интересы федеральной власти, региональной власти и бизнеса. Итогом должно стать появление заметного в масштабах глобальной экономики региона, который в течение короткого переходного периода пройдет этап Новой индустриализации.

Три в одном

В основу объединения положен приоритет интенсивного экономического развития интегрируемых регионов — края и двух округов. Красноярский край сегодня — это донорский регион с развитой индустрией, большим стабильным бюджетом, трехмиллионным населением, хорошим кредитным рейтингом и инвестиционным климатом, гармоничными отношениями с крупнейшими российскими холдингами, работающими в крае, т.е. реальными инвесторами ("Базэл", РАО "ЕЭС", "МДМ-групп", "Норильский никель", ОАО "РЖД", "Газпром", "Роснефть", "Евразхолдинг" и пр.).

Таймыр и Эвенкия — дотационные регионы с дефицитными бюджетами, огромными территориями, небольшим населением (меньше 100 000 человек в общей сложности), низкими кредитными рейтингами, но с огромным нереализованным ресурсным потенциалом. Минимальную рыночную стоимость сырьевых запасов округов эксперты оценивают в $250 млрд. Два округа, совокупный годовой бюджет которых составляет порядка $200 млн, не в состоянии реализовать свой колоссальный экономический потенциал — примерно как студент со стипендией 500 руб., владеющий гектаром земли в центре Москвы. Наиболее разумное поведение для такого студента — организовать совместный бизнес с успешным девелопером и за короткий срок построить на этой территории современный бизнес-центр или развлекательный комплекс, приносящий постоянный доход.

ЧГП: общие интересы

Инвестиционная программа развития объединенного Красноярского края, рассчитанная на 4 года, предусматривает развитие нескольких крупных промышленных проектов.

— Вывод Ванкорского нефтегазового месторождения на плановую мощность, предусматривающую ежегодные налоговые поступления в бюджеты всех уровней более $1,2 млрд. По нашему соглашению с "Роснефтью" компания инвестирует в Ванкор за этот период более $2,7 млрд.

— Достройка нефтепровода Ванкор-Диксон, что позволит сделать рентабельными малые месторождения Таймыра, расположенные вдоль трубы.

— Развитие нефтеналивной инфраструктуры порта Диксон, а значит, оживление Северного морского пути и в конечном счете — общее снижение ледокольного сбора.

— Масштабная геологоразведка на территории единого региона, о чем мы договорились с "Газпромом".

— Достройка Богучанской ГЭС за счет инвестиционной программы "Гидро-ОГК", куда включены все гидрогенерирующие активы РАО "ЕЭС". Этот проект, обеспечивающий энергетикой комплексную разработку недр Нижнего Приангарья, требует инвестиций порядка $1 млрд, на которые энергетики готовы.

— Строительство железнодорожной ветки Карабула-Богучаны. Этот проект, обеспечивающий транспортную доступность Нижнего Приангарья, потребует от ОАО "РЖД" инвестиций порядка $200 млн, причем железнодорожники могут проектировать его как коммерческий — будущая загрузка ветки позволит окупить вложения.

— Запуск крупных промышленных предприятий в Нижнем Приангарье, включая строительство нового алюминиевого завода и как минимум одного крупного лесоперерабатывающего предприятия — ЦБК или ЛПК. Минимальная инвестиционная емкость этих проектов — $2 млрд. Потенциальные инвесторы алюминиевого завода — "Русал" и "СУАЛ", лесоперерабатывающего предприятия — "Базовый элемент" и "Евразхолдинг".

— Превращение красноярского аэропорта "Емельяново" в международных транзитный хаб, для чего управляющей компании предстоит развить современную пассажирскую и грузовую аэропортовую инфраструктуру, а федеральному бюджету — реконструировать принадлежащую ему взлетно-посадочную полосу.

Инвестиционная программа объединенного края этим не ограничивается и включает многие другие программы.

Эффекты укрупнения

Четырехлетний переходный период активных инвестиций в рамках объединения должен завершиться:

— Для Российской федерации: а) возможностью впервые в истории прекратить финансирование дотационных округов; б) образованием экономически сильного региона, усиливающего геополитические позиции России в Азии; в) многомиллиардными налоговыми поступлениями от новых индустриальных проектов.

— Для Красноярского края: а) увеличением доходов бюджета региона минимум на $1 млрд при дополнительных обязательствах в связи с объединением порядка $300 млн; б) созданием новых экономических кластеров; в) ростом социальных стандартов в регионе.

— Для Таймыра и Эвенкии: развитием их нереализованного сырьевого потенциала, ростом социальных стандартов.

— Для бизнеса: возможностью запуска в короткий срок при поддержке региональной и федеральной власти сети высокорентабельных промышленных проектов.

Объединение Красноярского края, Таймыра и Эвенкии задает позитивную модель для укрупнения других регионов России. В основе любого объединительного проекта должен лежать явный эффект синергии от сложения экономических потенциалов регионов, причем в объединении должны быть заинтересованы власть и бизнес. Иначе любое объединение превратится в бессмысленную перекройку границ и административных влияний.

"Обещания не кормят".

(Парламентская газета. 16.03.05. Владимир Горлов, депутат Законодательного собрания Красноярского края)

Пожалуй, только выборы Президента России в Красноярском крае проходили более шумно и организованно, чем нынешняя агитация за объединение Красноярского края. Правда, открытых противников объединению нет. Все однозначно уговаривают красноярцев голосовать "за".

На мой взгляд, уровень эмоций опережает конечную цель. Есть опасность заболтать большое и важное дело. Сейчас поверху гуляют агитационные волны, а внизу уже не раз обжигавшийся на обещаниях избиратель сам решает, идти ему на референдум или нет. Протестная нотка есть, и ее ни в коем случае нельзя игнорировать.

Мой опыт общественной работы подсказывает, добиться нужного результата будет непросто. Народу предлагают прийти на участки и проголосовать "за" на фоне удара по кошелькам новыми тарифами на услуги ЖКХ и электроэнергию, дороже стали уголь и дрова. Мы же в агитации ничего нового не нашли. Даже больше, иногда с трибун звучит такое "за", что оно больше походит к призывам против. Все объясняется просто, некоторым монополистам единый край вроде бы как и ни к чему. В небольшом регионе они хозяева, а не губернатор. Вот и предлагают под шумок свое "за", с тонким подтекстом "нет". Но и сама исполнительная власть не спешит никого звать в единый край конкретными делами.

Говорят, что с объединением края будем больше добывать угля, нефти, газа. А избиратели в моем округе уже толкуют: олигархи еще больше набьют свои карманы, а нам опять вздуют тарифы. Объединение — дело важное в первую очередь для России, а итог его формируют региональные власти. Еще свежи в памяти последние выборы губернатора в крае. Все кандидаты обещали, если доверят руководить краем — Север снова начнет покупать всю сельскохозяйственную продукцию у южан. Раньше наши сельхозпроизводители отправляли в Норильский промышленный район до двадцати тысяч тонн картофеля, примерно 12 тысяч тонн других овощей. Везли муку, мясо, молочные продукты прежде знаменитого Балахтинского сыр-завода. Север был для юга края надежным рынком сбыта.

Но губернатора избрали, а в Норильский промышленный район по-прежнему идет львиная доля продукции из-за рубежа. Мясо из Австралии, картофель из Польши и так далее. Поставщиков много, но среди них, собственно, Красноярский край представлен таким мизером, что говорить про него неудобно. Теряют не только крестьяне, но и бюджет края. Если край готов отправлять на Север картофель по семь рублей за килограмм, плюс еще примерно во столько же обойдется транспортировка в Норильский регион, добавим доходы розничных продавцов, и килограмм картофеля мог бы обходиться для больниц, школ, детских садов уже по 25 — 30 рублей. А мы в Норильске дешевле семидесяти рублей за килограмм картофеля не найдем. И пусть попробует какой-нибудь отчаянный красноярец привезти дешевый картофель в Норильск. Его дальше Дудинки не пустят, сам утопит его в Енисее. Если хочет жить, конечно.

Здесь давно должна сказать свое твердое слово исполнительная власть, но ее пока мало кто слышит. Изменится в этом вопросе что-нибудь с объединением края? Если власть по-прежнему останется инертной к рынку — вряд ли. Так сельчане и сказали на последнем митинге возле Канска, где собрались представители сельских акционерных обществ со всего востока края. Обычные призывы прийти на референдум пока никак не действуют. Вот почему я с тревогой жду дня голосования.

Подготовил Анатолий СТАТЕЙНОВ

"Время равнодушия прошло".

("Красноярский рабочий", 16.03.05, Эрих Пырх)

Вчера полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Анатолий Квашнин провёл в краевой администрации большое совещание.

По словам полпреда, трёхчасовая рабочая встреча, в которой приняли участие губернаторы края, Таймыра, Эвенкии и главы территорий, была посвящена двум вопросам. Прежде всего был обсуждён ход реформирования системы госуправления в крае. Квашнин вновь изложил журналистам излюбленный тезис о "системной вертикальной и межструктурной горизонтальной увязке" власти. По его мнению, с "горизонтальным" управлением в крае не всё в порядке. Некоторые руководители территориальных органов власти на совещании впервые увидели друг друга, что само по себе уже показательно. К тому же, заметил полпред, налицо дублирующие функции ряда властных структур, что "отягощает управление".

Вторая часть совещания была посвящена предстоящему референдуму по объединению края и двух автономных округов. Анатолий Васильевич ещё раз подчеркнул, что воссоздавать Большое Красноярье нужно для того, чтобы "народу жить комфортно". Говоря об экономических причинах объединения, полпред упирал на то, что каждый субъект Федерации в идеале должен быть ориентирован не на одну отрасль, пусть даже очень прибыльную, а сразу на несколько. Экономика должна быть многоотраслевой и устойчивой, и таковой она может стать именно в большом едином субъекте. С этой точки зрения слияние "однополюсных" Таймыра и Эвенкии с "многополюсным" краем представляется вполне логичным и экономически обоснованным.

Что же касается политического аспекта грядущего референдума, то Квашнин назвал его "волеизлиянием народа", который самостоятельно, без нажима власти, должен решить, настало ли время собирания земель. "Период равнодушия в нашей стране прошёл, — полагает полпред. — Не надо забывать об общинном сознании российского народа". Ему вторил губернатор края Александр Хлопонин, мол, пусть люди сами демократично решают, в каком субъекте им жить и стоит ли доверять политикам, устраивающим "парад суверенитетов". Губернатор Таймыра Олег Бударгин добавил, что ни один из кандидатов, выступавших против объединения регионов, не прошёл в таймырскую Думу на последних выборах. А губернатор Эвенкии Борис Золотарёв сказал, что считает вхождение в край благом для автономного округа и непременно даст положительный ответ на вопрос референдума.

"Референдум: кто против?".

("Московский комсомолец" в Красноярске", 16.03.05, Андрей Иванов)

Приближающийся референдум по объединению Красноярского края, Таймыра и Эвенкии до последнего времени особых эмоций не вызывал. Ведь ясно — объединение нужно всем, выгоды получат и красноярцы, и жители Таймыра, и население Эвенкии.

В этом, кстати, и заключается главная опасность: избиратели, уверенные в успехе референдума, могут просто полениться прийти 17 апреля на избирательные участки. И совершенно напрасно: в последние недели в краевой прессе, на телевидении и радио один за другим появляются материалы, направленные на срыв референдума. Мотив этих статей и сюжетов прост: людям и так трудно, проводятся тяжелейшие социальные реформы, а тут народ призывают идти на референдум, результаты которого якобы никак не улучшат их повседневную жизнь. И занимаются-то подготовкой референдума наемные политтехнологи, которым наплевать на край и его жителей, и работают-то они из рук вон плохо... Авторов антиобъединительной "чернухи" не интересует, что воссоединение даст старт реализации крупнейших в истории края инвестиционных проектов — начнется добыча нефти Ванкора и Юрубчена, возобновится строительство Богучанской ГЭС, возникнут десятки и сотни новых предприятии, а значит, появятся высокооплачиваемые рабочие места, в бюджете станет достаточно средств для увеличения зарплат бюджетникам, пенсий и социальных пособий.

К этому хору присоединилась и норильская пресса, Так, 28 февраля газета "Заполярный вестник", официальный орган городской администрации, поместила статью под названием "Самба белого мотылька". Суть в следующем: совсем не факт, что объединение нужно норильчанам. Мол, это Хлопонин шантажирует северян тем, что в случае голосования против объединения шесть миллиардов рублей будут изъяты из городского бюджета для финансирования Таймыра и Эвенкии. Далее идут пассажи о том, что и самому Красноярскому краю, и Таймыру объединение вовсе не выгодно: таймырцы якобы после отделения от единого края стали жить как у Христа за пазухой; не страшно, если и край останется в нынешних границах.

Никакой логики во всем этом нет. Пафос статьи странный, даже нелепый. Губернатор Хлопонин совершенно справедливо указал, что объединение позволит Норильску нормально развиваться — почему же автор материала расценил его слова как шантаж? Успешное объединение пойдет Северному городу только на пользу. Ликвидация административных границ между Норильским промрайоном и ТАО — это путь к более простой и эффективной управленческой системе, прекращение дублирования функций краевыми и окружными структурами. За пределами внимания автора материала остаются безусловные выгоды норильчан, которые они получат в случае объединения. Ведь это не только сохранение компенсационных выплат, но и диверсификация производства в Норильском промрайоне, прекращение административной путаницы вокруг границ между Норильском и Таймыром, снижение налоговой нагрузки на НПР.

"Заполярная правда" должна была бы кричать: караул, все на референдум, срочно объединяемся, а то проиграем! Вместо этого она предлагает "трижды подумать", прежде чем объединяться, "...Перестраховаться никогда нелишне. Нужно быть уверенным в своем партнере", где логика?

Интересно получается: норильчане в большинстве своем — за объединение. Администрация города, органом которой является газета — тоже "за": мэр Норильска публично высказывается в пользу объединения. Откуда же такая самодеятельность "Заполярки"? Очень просто: Норильск — необычный город, Норильский горно-металлургический комбинат, производящий особо ценную продукцию и формирующий почти 4% валового внутреннего дохода страны, обеспечивает весьма высокий уровень жизни не только работников комбината. Хорошие доходы получают и управленцы, и бизнесмены, и работники торговли и сферы услуг.

Норильчане — по сути, особый слой, резко отличающийся от остального населения края. Конечно, большинство из них — нормальные, работящие люди, получающие достойную зарплату за нелегкий труд в жестких природно-климатических условиях. Но на некоторых это оказывает, прямо скажем, не лучшее влияние: они начинают свысока поглядывать на остальных, почитая их за "бедных родственников". Эта часть норильского населения больше всего на свете боится, что кто-то отберет ее высокие доходы. Люди не желают знать, что Норильский комбинат строился усилиями всей страны, что экономика Красноярского края была ориентирована в первую очередь на обслуживание нужд Норильска. Что жители Таймыра тоже имеют право на часть норильский доходов, так как на их землях расположены месторождения, с которых на комбинат поставляется никелевая и медная руда, золото и платиноиды.

За статьями, направленными против объединения, как в Норильске, так и в крае, стоят серьезные люди — чиновники, боящиеся за свои кресла, представители ряда нефтяных компаний, пытающиеся не допустить объединения края с богатыми нефтью и газом Таймыром и Эвенкией. Эти силы пытаются изменить подготовленный правительством "Арктический" закон таким образом, чтобы все нефтегазоносные территории Заполярья — от Кольского полуострова до Чукотки — были выделены в особый федеральный округ. А для этого необходимо не допустить воссоединения Красноярского края с автономными округами. Самый простой способ — сорвать референдум, понизить явку провокационными заявлениями и действиями; На юге края людям постоянно напоминают, что у них и так много проблем, что от объединения они ничего не получат. А в Норильске избрана другая тактика; там играют на низменных инстинктах людей, на жадности, заносчивости, ограниченности. Но, похоже, все публикации, сюжеты и прочие агитационные материалы, направленные на срыв объединения, — звенья одной цепи, проплаченные из одного кармана.

Избиратели Красноярского края, Таймыра и Эвенкии должны проявить гражданскую, зрелость и дальновидность, разобраться, кто пытается их использовать в своих корыстных интересах. Напоминают о горестях монетизации, о росте тарифов на электроэнергию, о повышении квартплаты — и цинично увязывают все это с объединением края. Но сибиряки — мудрый народ, понимающий свои интересы и остро реагирующий на ложь.

"Собирание родных земель".

("Красноярский рабочий", 16.03.05, Николай Конусов)

Недавно в центральной городской библиотеке имени А. С. Пушкина в Ачинске собрались местные культработники, депутаты, лидеры политических объединений, ветераны, чтобы обсудить подготовку к референдуму по объединению нашего края, Таймыра и Эвенкии.

— Ветераны понимают — надо объединяться! — подчеркнул один из участников встречи, председатель городского совета ветеранов Александр Хлусевич. — Но они же и справедливо спрашивают: "А зачем разъединялись-то? До того доразъединялись, что пол-Союза потеряли! Слава богу, одумались. Ветераны только за то, что земли сибирские вновь президент решил собрать!"

Коммунист Михаил Зырянов предостерёг от легкомысленных настроений, мол, выборы в горсовет чуть ли не автоматически поднимут явку избирателей больше чем на 50 процентов.

— Надо идти в школы, больницы, в большие трудовые коллективы, — убеждён он. — Только честные, аргументированные беседы помогут поднять людей на референдум.

Подобную обеспокоенность разделила директор библиотеки Зинаида Искоростинская: "При встречах с избирателями я нередко слышу "А мне-то что даст референдум?" Горожане туже затянули пояса в связи с ростом цен на продукты питания, услуги ЖКХ, бензин, и это, конечно, не поднимает им настроения для участия в решении не семейных, а сибирских, общероссийских проблем! И всё-таки я уверена — люди не останутся равнодушны, придут, проголосуют, поддержат!"

Заместитель главы Ачинска Надежда Гамова, подводя итоги дискуссии, подчеркнула, что великая годовщина Победы символично почти совпала с весенним референдумом! В судьбоносный момент истории Красноярья сибиряки не подведут, потому что объединение края направлено на усиление мощи государства!

Источник: ИА REGNUM-KNews






Красноярск BTL Studio

« предыдущая новость  |  следующая новость »

 
Copyright © 2002-2015,
Агентство стимулирования
продаж «BTL Studio»

Тел: +7 968 439 15 86
e-mail: studio@btl.su
Разработка сайта — ИнтекМедиа  Создание сайта:
«ИнтекМедиа»
CMS Aquilon. Система управления контентом. Content management system.  Технология:
 CMS «Aquilon»
 

При перепечатке материалов или использовании фотоматериалов ссылка на www.btl.su обязательна.